Общество изучения русской усадьбы
Google

WWW
ОИРУ
Адрес общества:
129366 ул. Космонавтов, д.2
Телефон:
(095) 686-1319, добавочный 229, факс: 686-1324,
с пометкой "Для ОИРУ"
E-mail:usadba@archeologia.ru
 
Rambler's Top100
 
  Главная Ссылки Форум Партнеры Персоналии Интернет- собщества: Русская усадьба Архитектурное наследие  
  История ОИРУ Библиотека ОИРУ Календарь событий Экскурсии ОИРУ Сборники ОИРУ Хроника вандализмов Архив новостей  

История Общества изучения русской усадьбы

1922 * 1923 * 1924 * 1925 * 1926 * 1927 * 1928 * 1929 * 1930 * библиография

2001 * 2002 * 2003 * 2004 * 2005

1927 год

Усадьба Царицыно. Большой мост. Церковь Богоматери Живоносный Источник
Царицыно. Слева Большой мост, справа церковь Богоматери Живоносный Источник.
С открытки 1920х гг.

Как и прежде, ОИРУ практиковало проведение открытых заседаний, на которых читались доклады о вновь обследованных усадьбах, об интересных находках и открытиях памятников усадебной культуры. В соответствии с планом зимних экскурсий на 1926-1927 гг. правление Общества организовало посещение различных столичных музеев. В плане перечислены 23 экскурсии, которые намечалось провести с 14 ноября 1926 г. по 24 апреля 1927 г. Тематика их включала, в частности, знакомство с древней русской живописью, тканями XVII-XVIII вв., русской скульптурой, крестьянским искусством, старинной художественной игрушкой, историей крепостного театра, иностранной мебелью, русским фарфором и живописью, памятниками архитектуры Москвы XV-XIX вв. Для проведения зимних экскурсий этого сезона были приглашены не только члены ОИРУ, но и специалисты, не состоявшие в Обществе, например, Н.Д.Бартрам — художник, исследователь народного искусства, организатор Государственного музея игрушки, Л.П.Гроссман — известный литературовед, поэт и другие.

Усадьба Быково. Беседка-ротонда
Быково. Беседка-ротонда.
С открытки 1920х гг.

С февраля 1927 г. для слушателей Историко-художественных курсов ОИРУ расширили тематику и начали читать дополнительно новые циклы лекций: "Русское декоративное искусство" (А.Некрасов) и "Садово-парковое искусство" (В.Згура).

Новый тип искусствоведческой мысли, сложившийся в атмосфере художественной критики и искусствознания 1920-х гг., создал прекрасную школу, в основании и развитии которой специалисты ОИРУ, в том числе и преподаватели курсов, принимали самое активное участие. Они стремились научить своих слушателей "критически изучать памятники прошлого, а не ходить около них, предаваясь от их вида лирическому восторгу"21. Комплексное изучение истории русского искусства, внимание к вопросам теории и методологии искусствознания, характерное для 1920-х гг., а также практические занятия давали слушателям курсов хорошую профессиональную подготовку. Семинар, который вел Згура, много внимания уделял изучению Кускова: к летнему сезону была почти закончена монография о садовой скульптуре, начато подробное изучение отдельных сооружений усадьбы.

Обложка книги И.М.Картавцова Усадьбы Московской губернии
Обложка книги И.М.Картавцова "Усадьбы Московской губернии" 1927 г.

По техническим причинам ОИРУ не смогло отпечатать подготовленный план летних экскурсий на 1927 г. Однако в период с 8 мая по 16 октября намеченная работа была выполнена: состоялось 25 экскурсий. Исследования, проведенные членами Общества, показали, что 100 усадеб, осмотренных в летних поездках 1924-1926 гг., не исчерпали всего художественного наследия Подмосковья. Поэтому план предусмотрел посещение ряда новых усадебных комплексов, подчас первостепенного значения. Наиболее интересные объекты, а также места, где были открыты новые историко-художественные памятники, намечались для повторного посещения. Всего за лето было осмотрено 27 усадеб, в том числе 13 — впервые. Значительное внимание план уделял также знакомству с памятниками архитектуры древних русских городов: Звенигорода, Сергиева Посада, Коломны, Углича и Ярославля.

1927 г. ознаменовался событием чрезвычайно важным для деятельности ОИРУ: начали регулярно выходить труды Общества. Они более чем скромны: без обложки, титульного листа, оглавления. В каждом выпуске восемь страниц. Исключение составляют выпуски 4-5 и 6-8 за 1927 г., у которых есть обложки из тонкого картона, и они хорошо иллюстрированы. Годовой комплект имеет сквозную нумерацию страниц. На первой странице каждого выпуска вверху помещена эмблема ОИРУ и напечатано: "Сборник Общества изучения русской усадьбы", указаны год издания и номер выпуска. Ниже — текст на французском языке, буквальный перевод которого гласит: "Сборник работ Общества по изучению русских старинных усадеб, изданный под редакцией В.Згуры". Всего опубликовано в 1927 г. 8 выпусков, в 1928-м — 6, а выпуск 7-8 появился уже в 1929 г. и был последним. Тиражи, конечно, мизерные: от 375 до 600 экземпляров.

В.В.Згура. Силуэт работы Л.Харко
В.В.Згура. Силуэт работы
Л.Харко. 1927г.

В кратком предисловии к самому первому выпуску сформулирована программа "Сборника...", текст которой далее приведен почти полностью: "Правление Общества предполагает... фиксировать результаты работы по изучению художественных памятников, представляющие интерес как для специалистов, так и для более широких кругов. Крайне незначительный размер выпусков заставляет ограничиться вначале лишь краткими публикациями неизвестных художественных памятников и материалов, а также сообщениями только наиболее важных событий текущего момента, связанных с вопросами, разрабатываемыми Обществом. Хроника за пределами жизни Общества, конечно, не может отличаться систематичностью и полнотой, поскольку информация о всех, могущих считаться интересными, фактах недостаточно хорошо налажена. В этом отношении Общество рассчитывает в дальнейшем на помощь местных краеведческих организаций. При первой возможности размер выпусков "Сборника..." будет увеличен"22. К сожалению, этого не произошло вплоть до последнего выпуска. Правда, за сравнительно короткий период издания "Сборник..." четыре раза выходил двойными выпусками и один раз тройным, что позволило опубликовать более значительные по объему труды. Памятуя о том, что "краткость — сестра таланта", редактор помещал в каждом выпуске довольно большую информацию, публикуя материалы наиболее интересных исследований, которые проводило ОИРУ, хронику деятельности Общества, сообщения из провинции об изучении усадеб, об их состоянии, о различных выставках, тематика которых созвучна направлению работ ОИРУ, и, таким образом, практически осуществлял выполнение программы "Сборника...".

А.Н.Греч
А.Н.Греч. Фото 1920х гг.

Со второго выпуска в разделе хроники появился новый подраздел — "Библиография усадеб", который регулярно вел И.М.Картавцов, публикуя систематические списки текущей литературы об усадьбах, поступившей в Российскую центральную книжную палату. Библиографический материал в "Сборнике..." подразделялся на три группы: отдельные издания и книги, статьи и иконография (перечень изображений усадеб, помещенных без текста). Из работ, опубликованных в первых выпусках, следует отметить статьи: В.Згура "Новые памятники псевдоготики" (об атрибуции автором архитектурных памятников XVIII в. в усадьбе Михалкове, что близ Петровско-Разумовского, которые он связывает с именем В.И.Баженова) и А.Некрасов "К Московскому барокко" (о датировке постройки церкви Иосафа Царевича в селе Измайлово) — в первом выпуске; А.Греч "Арпачёво" и Л.Харко "Античные памятники в русской усадьбе: Поречье" — во втором выпуске; М.Ильин "Усадьба О.И.Бове" и Л.Харко "Античные памятники в русской усадьбе: Останкино" — в третьем выпуске.

Критика приветствовала появление "Сборника...". Так, профессор Ленинградского университета И.М.Гревс, известный педагог, историк, заложивший основы "городского краеведения", создатель "экскурсионного метода" обучения, отметил энергичную, полезную деятельность ОИРУ, ее разнообразные формы23.

Выпуск 4-5 "Сборника..." за 1927 г. вышел двойным и содержал материал, посвященный одной усадьбе. Он имел подзаголовок "Старое Кусково". В подготовке этого выпуска приняло участие Управление музеями-усадьбами и музеями-монастырями (в дальнейшем - Управление) Отдела по делам музеев и охраны памятников (в дальнейшем — Музейный отдел) Наркомпроса, которое "разработку материалов по этой усадьбе выдвинуло на первый план"24. Впервые была напечатана лишь та часть выполненных исследований, которая представляла наибольший интерес для дальнейшего изучения замечательного усадебного ансамбля XVIII в. Прочитав "Старое Кусково", председатель секции "Старая Москва" Общества изучения Московской губернии (ОИМГ) П.Н.Миллер отметил, что опубликованный материал "лишний раз доказывает, как мало мы знаем нас окружающее и как много еще мы можем узнать, если обратим свое внимание на архивы"25.

Усадьба Суханово. Церковь св. Дмитрия Ростовского. Храм-мавзолей
Суханово. Церковь св. Дмитрия Ростовского
("Храм-мавзолей"). С открытки 1920х гг.

Содружество ОИРУ с заинтересованным государственным учреждением, очевидно, позволило увеличить тираж выпуска 4-5 до 600 экземпляров и благотворно отразилось на его оформлении.

Управление немало сделало для сохранения памятников культуры, музейного строительства, пропаганды музеев, организованных в бывших усадьбах, и сотрудничество его с ОИРУ было не единичным. Так, 17 июля 1927 г. в помещении кусковского грота Управление открыло выставку садово-паркового искусства, в организации которой ОИРУ приняло активное участие. Многочисленные чертежи, гравюры, рисунки, акварели, масляные картины и другие материалы (всего около 120-ти экспонатов) показывали развитие садово-паркового искусства в XVIII-XIX вв., преимущественно в подмосковных усадьбах. Прекрасные иллюстрации были посвящены истории кусковского паркового ансамбля как наиболее значительного памятника зеленой архитектуры. Тридцать три экспоната представили на выставку ОИРУ и лично его члены.

Усадьба Царицыно. Ворота Хлебного двора
Царицыно. Ворота Хлебного двора.
С открытки 1920х гг.

По поручению правления Общества И.М.Картавцов выполнил большую работу по библиографии русских усадеб. Часть этого труда была опубликована в виде отдельного издания — "Усадьбы Московской губернии: Опыт библиографического указателя" (М., 1927. 1000 экз.) — по постановлению ученого совета Управления. Книга содержит ценнейшие библиографические материалы, относящиеся к усадьбам Московской губернии в границах 1917 года.

А.Н.Греч в своей рецензии на это издание указал некоторые незначительные пропуски, замеченные им. Приветствуя появление труда Картавцова в целом, рецензент отметил, что "описание сделано очень добросовестно, с большим знанием дела и дает если не исчерпывающую, то во всяком случае очень полную библиографию"26. Указатель Картавцова не утратил своего значения до настоящего времени27.

В 1927-м и в начале 1928 г. Управление выпустило серию очерков-путеводителей по наиболее известным музеям-усадьбам Подмосковья. Из них членами ОИРУ написаны: "Остафьево" [Ю.Анисимов, П.Шереметев], "Останкино" (Ю.Анисимов, Г.Новицкий), "Архангельское" (С.Торопов), в которой на обложке указан 1927 г. издания, а на титульном листе — 1928-й. Книги этой серии иллюстрированы и изданы тиражом 1000-3000 экземпляров каждая. Очерки-путеводители кратки, но не копируют материалы "Подмосковных музеев", выпущенных в 1925 г., а подчас дополняют их. Разбирая почти все выпуски этой серии, П.Н.Миллер, компетентные отзывы которого иногда были нелицеприятны, самые высокие оценки дал работам членов ОИРУ. "Прекрасный очерк... — писал он, например, об "Архангельском", читается с большим интересом и в авторе чувствуется энтузиаст, который из каждой мелочи может создать шедевр"28. И.М.Гревс, приветствуя появление серии очерков-путеводителей, изданных Управлением, верно отметил в своем обзоре "Новое для изучения окрестностей столиц", что они "написаны сведущими авторами содержательно и со вкусом... Это не методические руководства для экскурсий, но маленькие путеводители, которые принято прочитать перед посещением того или иного из описываемых пунктов и взять с собою на историко-художественную прогулку. Написаны они доступно, но без излишней упрощенности, которая огрубляла бы трактуемый материал"29. К сожалению, Управление вскоре было ликвидировано.

Титульный лист книги Памятники усадебного искусства
Титульный лист книги "Памятники усадебного искусства". Вып.1 1928 г.

Осенью 1927 г. пришла в Москву печальная весть: 17 сентября в море близ Феодосии утонул Владимир Васильевич Згура30. ОИРУ понесло тяжелую и невосполнимую утрату. Смерть Згуры явилась большой потерей и для отечественного искусствоведения.

Не стало "оригинальной личности и выдающегося талантом, знаниями и энергией научного и культурного молодого работника", — писал Гревс31.

В журнале "Искусство"32 был напечатан некролог, подготовленный А.Н.Гречем. Памяти своего основателя и бессменного председателя ОИРУ посвятило тройной выпуск 6-8 "Сборника..." за 1927 г., который был издан по особой подписке среди друзей и знакомых Владимира Васильевича тиражом 450 экземпляров. Г.В.Жидков поместил краткие воспоминания и подвел "самый беглый итог жизни" Згуры в "Трудах секции искусствознания Института археологии и искусствознания"33.

ОИРУ лишилось в лице Згуры "своего неизменного и единственного Председателя", - сказал Греч на совместном заседании Общества, Государственной академии художественных наук и Института археологии и искусствознания, которое состоялось 3 декабря 1927 г. и было посвящено памяти молодого ученого. К траурному заседанию издали памятку с программой и силуэтом Згуры, работы Л.П.Харко. С воспоминаниями выступили: Г.В.Жидков ("Памяти В.В.Згуры"), Н.И.Врунов ("В.В.Згура как исследователь архитектуры"), Б.П.Денике ("Работы В.В.Згуры в области изучения Востока"), А.А.Сидоров ("В.В.Згура, как собиратель рисунка"), А.В.Григорьев ("В.В.Згура как педагог"). Тексты выступлений (за исключением воспоминаний А.А.Сидорова) опубликованы в упомянутом ранее "Сборнике..." ОИРУ, посвященном памяти председателя правления Общества. На обложке этого выпуска, оформленной Л.П.Харко и М.А.Ильиным (надписи), изображен строгий классический постамент, возвышающийся над "травой забвения". На постаменте покоится траурная урна с ниспадающей легкой тканью. Над урной напечатано "Памяти Владимира Васильевича Згура". Традиционный текст на французском языке, помещенный на первой странице, в этом выпуске изменен и переводится так: "Сборник работ Общества по изучению русских старинных усадеб, основанного В.Згурой". В выпуске, помимо воспоминаний, опубликованы: список печатных трудов Згуры, позволяющий, в частности, установить авторство ряда публикаций, напечатанных без подписи; две его большие статьи "Храм-мавзолей в селе Суханове: К истории русского ампира" и "Усадьба Рождествено", датированные соответственно 1922-м и 1923 гг.; помещен портрет Згуры. Статьи хорошо иллюстрированы. Изящные заставки и концовки исполнены А.И.Кравченко, автором эмблемы ОИРУ, которая традиционно украшает первую страницу "Сборника...". Составленный продуманно и с любовью, аккуратно и изящно оформленный, этот выпуск стал достойной памятью о несомненно большом таланте.

Пехра-Яковлевское. Церковь Спаса. Флигель и господский дом (до пожара), соединенные галереей
Пехра-Яковлевское. В центре - церковь Спаса, справа от нее флигель и господский дом (до пожара), соединенные галереей. Фото 1920х гг., собрание Г.Д.Золочевского.

11 декабря 1927 г. состоялось собрание группы слушателей Историко-художественных курсов ОИРУ, которой в предыдущем академическом году Згура прочел цикл лекций по новой русской архитектуре. Участники собрания почтили память учителя, поделились воспоминаниями о его педагогической и экскурсионной деятельности.

Памяти Владимира Васильевича посвятила свое заседание 19 апреля 1928 г. (протокол № 372) секция "Старая Москва" Общества изучения Московской губернии, на котором с воспоминаниями выступили: И.Н.Жучков, С.В.Космынин, Н.Р.Левинсон, П.Н.Миллер, Е.И.Смирнова, А.А.Устинов.

В первом издании "Большой советской энциклопедии" помещен скромный очерк творчества Згуры, в котором, в частности, отмечено, что молодой искусствовед, "за свою очень короткую научную деятельность успел написать ряд ценных исследований... был также талантливым педагогом и популяризатором "34.

Через много лет М.А.Ильин вспоминал, что после смерти Згуры на заседаниях ОИРУ "заметно уменьшилось число докладов. Их посещаемость также сильно сократилась35. Стало очевидно, что деятельность Общества во многом зависела от неутомимой энергии покойного председателя, всегда оживленного, всегда ищущего и что-то устраивавшего. Он отдавал всего себя любимому делу, вдохновляя многих на изучение искусства русской усадьбы"36.

Понеся тяжелую утрату, Общество все же выстояло, и продолжало работать. Обязанности председателя правления ОИРУ возложили на А.Н.Греча. Уже осенью 1927 г. "План зимних экскурсий на 1927-1928 годы, организуемых Обществом изучения русской усадьбы", отпечатанный по постановлению правления ОИРУ, после приведенного уведомления имеет подпись: "Председатель А.Греч"37. Эта редчайшая ныне маленькая форматом и числом страниц (их всего восемь) брошюра, изданная ОИРУ, есть только в Российской государственной библиотеке.

Так называемые зимние экскурсии, которые Общество регулярно проводило с 1924-1925 академического года, были очень разнообразны по тематике и чрезвычайно интересны. В качестве экскурсоводов привлекались не только члены ОИРУ, но и крупные специалисты из самых разных областей искусства и культуры, которые не состояли в этом обществе. Среди них встречаем в "Плане..." на 1927-1928 гг. профессоров А.В.Бакушинского, Д.Н.Егорова, А.А.Сидорова, молодого, но уже "остепененного" М.В.Алпатова, Б.В.Шапошникова — художника, директора Бытового музея 40-х годов (XIX века), и других. В "Плане..." перечислены 24 экскурсии, которые намечалось провести с 23 октября 1927 г. по 29 апреля 1928 г. Они предусматривали: знакомство с архитектурными памятниками и ансамблями Москвы различных эпох, их реставрацией, посещение музеев столицы с проведением тематических экскурсий, например, о быте допетровских помещиков и монастырском крепостном хозяйстве, о быте московских литераторов 40-х гг. XIX в., о русской деревянной скульптуре XVII в., о рисунках русских художников XVIII-XIX вв., об искусстве русской гравюры. Были также экскурсии, знакомившие с памятниками древнерусской живописи XIV-XVII вв., московскими изографами конца XVII в., с Москвой А.Н.Островского, с царской "подгородной" усадьбой Коломенское и другие. Интересные темы предстояло раскрыть перед слушателями и новому председателю правления ОИРУ: "Парсунное письмо" (на экспонатах Исторического музея) и "Рисунки русских дилетантов XVIII-XIX веков" (в Музее изящных искусств). Зимние экскурсии расширяли кругозор слушателей, углубляли их знания и представления об усадебной культуре, полученные во время посещения подмосковных усадеб в летние месяцы. Таким образом осуществлялась и непрерывность просветительской деятельности ОИРУ.

Усадьба Васильевское (Мамонова дача). Господский дом
Васильевское (Мамонова дача).
Господский дом. Фото 1920х гг.
Публикуется впервые.

В том же академическом году на заседаниях ОИРУ были прочитаны следующие доклады: "Годуновские усадьбы: Вязёмы, Хорошово, Спас-Михнево" и "К проблеме Ренессанса в русской архитектуре" (М.Ильин), "Псевдорусский стиль в усадебной архитектуре: Лукино и Зенино" (А.Греч), "Из поэтических исканий конца XVIII века: А.М.Бакунин, В.В.Капнист, Н.А.Львов" (Б.Коплан, ученый секретарь Пушкинского Дома АН СССР), "Русская архитектура рубежа XVII-XVIII веков: Таболово, Курово" (А.Григорьев).

С 11 по 14 декабря 1927 г. в Москве состоялась 3-я Всероссийская конференция по краеведению, которая проходила в лабораторном корпусе 2-го МГУ38 на Малой Пироговской улице. К открытию конференции была устроена большая выставка, в основном по методологии краеведческой работы. Организацию выставки поручили ОИМГ. Помимо этого общества, в выставке участвовало 10 учреждений столицы и 12 научных обществ, кружков и музеев губернии. Другие регионы республики представляли 30 научных учреждений. Достойное место на выставке заняли издания ОИРУ и фотографии памятников усадебной культуры, представленные этим обществом.

К концу 1927 г. Картографическая комиссия ОИРУ в основном завершила работу по обследованию историко-художественных памятников Московского уезда и начала готовить собранные материалы к печати.


21 Ильин М.А. [Рец. на кн.: Старина и искусство: Сб. статей. Вып. I. Л., 1928] // Печать и революция. 1929. Кн. 1. С. 164.

22 [Згура В.В.] Предуведомление// Сборник О-ва изучения русской усадьбы. Вып. 1. М., 1927. С. 1. Без. подп.

23 Требе И. Сборник О-ва изучения русской усадьбы. Вып. 1 и 2. М., 1927. [Рец.]// Краеведение. 1927. Т. 4. № 4. С. 550-551.

24 [Згура В.В. Предисловие] // Сборник О-ва изучения русской усадьбы. Вып. 4-5: Старое Кусково. М., 1927. С. 25. Без подп.

25 Миллер П. [Рец. на кн.: Старое Кусково: Сб. ОИРУ. № 4-5. М., 1927]// Московский краевед. 1928. Вып. 3. С. 67.

26 Греч А. [Рец. на кн.: Картавцов И.М. Усадьбы Московской губернии: Опыт библиографического указателя. М., 1927]// Печать и революция. 1928. Кн. 2. С. 215.

27 Этот труд библиографа переиздан в альманахе "Памятники Отечества" (№ 2 (10). М., 1984. С. 72-80), но при повторной публикации опущены, к сожалению, аннотации и фамилии некоторых авторов журнальных и газетных статей.

28 Миллер П. [Рец. на кн.: Симонов монастырь, Остафьево, Кусково, Архангельское. М., 1927]// Московский краевед. 1928. Вып. 4. С. 78-79.

29 Гревс И. Новое для изучения... С. 188.

30 По утверждению М.А.Ильина (Пути и поиски историка искусства. М., 1970. С. 49), внезапная смерть наступила вследствие сердечного приступа во время купания. По другим сведениям (Воловин Н.М. Кропоткинская улица, 12. М., 1983. С. 46), "В.В. Згура трагически погиб в Феодосии при землетрясении". Правы, очевидно, оба автора. Дело в том, что с середины и до конца 1927 г. в Крыму наблюдалась повышенная сейсмическая активность, а следствием трех довольно крупных землетрясений 26 июня, 12 и 24 сентября явились значительные разрушения и даже человеческие жертвы. После землетрясения 12 сентября "в течение первых пяти дней почва почти непрерывно вибрировала и слабо колебалась, вызывая головокружение и тошноту" (Двойченко П.А. Черноморские землетрясения 1927 года в Крыму: Предварительные сообщения // Черноморские землетрясения 1927 года и судьбы Крыма. Симферополь, 1928. С. 89). 17 сентября было зарегистрировано 17 подземных толчков, в основном силою 2-3 балла, два толчка (в 18 и в 18 часов 6 минут) достигли силы 4-х баллов. В это время дневная жара спала и отдыхающие купались. Возможно, именно те толчки оказались роковыми и явились причиной трагедии.

31 Гревс И. Новое для изучения... С. 190.

32 Греч А.Н. В.В.Згура // Искусство. 1927. Кн. II-III. С. 210-211.

33 Жидков Г.В. В.В.Згура // Труды секции искусствознания Института археологии и искусствознания РАНИОН. [Т.] II. М., 1928. С. 214-216.

34 Згура Владимир Васильевич (1903-1927) // Большая советская энциклопедия. Т. 26. М., 1933. Стб. 489-490.

35 Существенно уменьшилось и число членов ОИРУ. Так, если к началу 1927 г. их было 150 (Вся Москва... на 1927 год. Там же), то в конце 1929 г. насчитывалось 97 (Вся Москва: Адрес, и справ, кн. на 1930 год. Отд. 2. М., 1930. С. 136. Без подп. Разд. паг.).

36 Ильин М. Пути и поиски... Там же.

37 После гибели В.В.Згуры состав правления ОИРУ изменился. По сведениям на конец 1927 г. в него входили: А.Н.Греч (председатель), Г.В.Жидков (заместитель председателя), В.М.Лобанов (ученый секретарь), Г.А.Новицкий (казначей). Учеными секретарями Экспедиционно-экскурсионной и Картографической комиссий остались соответственно В.М.Лобанов и А.А.Устинов. Экскурсионную часть первой из них возглавлял А.В.Григорьев, а фотографическую часть второй комиссии — Ю.Б.Шмаров (Общество изучения русской усадьбы (ОИРУ) // Вся Москва: Адрес, и справ, кн. на 1928 год. Отд. 2. М., 1928. С. 208. Без подп. Разд. паг.). Там же указано число членов Общества — 130.

38 Этот университет был создан в 1918 г. путем преобразования Московских высших женских курсов. Просуществовал 2-й МГУ до 1930 г., когда его разделили на три самостоятельных института: Московский государственный педагогический, 2-й Московский медицинский и Московский институт тонкой химической технологии.


 

Design by Русскiй городовой © Официальный сайт ОИРУ Webmaster