Общество изучения русской усадьбы
Google

WWW
ОИРУ
Адрес общества:
129366 ул. Космонавтов, д.2
Телефон:
(095) 686-1319, добавочный 229, факс: 686-1324,
с пометкой "Для ОИРУ"
E-mail:usadba@archeologia.ru
валка деревьев лучшие цены в москве.
спортивные костюмы adidas москва.
душевые кабины цитаты и стеклянные двери для душевых кабин.
Деревянные лестницы.
 
Rambler's Top100
 
  Главная Ссылки Форум Партнеры Персоналии Интернет- собщества: Русская усадьба Архитектурное наследие  
  История ОИРУ Библиотека ОИРУ Календарь событий Экскурсии ОИРУ Сборники ОИРУ Хроника вандализмов Архив новостей  

Библиотека

к содержанию

Источники по истории русской усадебной культуры. РГГУ и О-во изучения русской усадьбы

Ясная поляна., М., 1997

Обратно*к содержанию книги*Далее

Книги великого князя Николая Михайловича в личной библиотеке Л.Н. Толстого

Т.Н. Архангельская

Встречи с Л.Н. Толстым великого князя Николая Михайловича Романова - офицера и серьезного ученого-историка - имели место в Крыму, в Гаспре, осенью 1901 года. В1927 г. в журнале «Красный Архив» были опубликованы записи Николая Михайловича об этих встречах; в 1939 г. в «Литературном наследстве» (тома 37-38) была помещена переписка Николая Михайловича с Толстым. За прошедшие с тех пор более чем полвека обе публикации стали библиографической редкостью1. Исторические труды великого князя подверглись забвению. Между тем, как пишет в воспоминаниях его брат Александр, «ни один студент начала двадцатого столетия не мог не знать анализа событий и обозрения периода, описанного великим князем Николаем Михайловичем»2. Тематика его бесед с Толстым во время трех встреч за период с 26 октября по 3 ноября оказалась весьма разнообразной.

Спустя две недели Николай Михайлович в письме из Тифлиса, где он жил, поблагодарив писателя « за великодушный прием», написал: «Это только доказывает, что несмотря на пропасти, нас разделяющие, мы можем друг друга понять <...>. Между тем (может, вам), конечно, показалось бы, что между нами не может быть точек прикосновения»3. Одной из таких «точек прикосновения», как выяснилось уже при первой встрече и многократно подтверждалось впоследствии при переписке, оказалась интересовавшая обоих собеседников тема: Александр I и его время. По поводу их второй встречи Николай Михайлович отметил в своих записях: «Л.Н. был крайне интересен, говоря об эпохе императора Александра I, о «Войне и мире» и о тогдашних людях».

Следствием этих бесед явилось получение вскоре Толстым книги Николая Михайловича «Князья Долгорукие, сподвижники императора Александра I в первые годы его царствования. Биографические очерки. С 12-ю портретами». (СПб., 1901). Книжка до сих пор хранится в библиотеке дома-музея Л.Н.Толстого в Ясной Поляне, на шмуцтитуле ее - надпись чернилами: «В знак глубочайшего уважения и искренней любви грЛьву Николаевичу Толстому от Н.М. 1901 г.» 24 ноября 1901 г. Толстой написал автору: «Благодарю вас очень за присылку вашей книга. Она очень интересна и хорошо составлена» (73, 166).* Когда позднее Толстой занялся изучением «времен с 1780-х до 1820-х годов» (76,90), он снова взялся за эту книжку и, по словам Д.П.Маковицкого, «хвалил ее»4.

В последующее десятилетие в библиотеке Ясной Поляны собралась целая коллекция исторических работ Николая Михайловича. Общий обзор ее и является предметом данного сообщения. В письме от 15 апреля 1902 г. Николай Михайлович рассказал Толстому о своих встречах с крупными историками в Петербурге и Париже, об обнаружении и приобретении архивных материалов «для биографии графа Павла Александровича Строганова». 5 сентября автор сообщал писателю о том, что «работа вышла очень объёмистая, подробная и заключающая много совсем нового материала. <...> Когда книга выйдет из печатания <...>, - говорилось далее в письме, - я, конечно, ее пришлю вам и, надеюсь, и вы не откажете в вашем Откровенном отзыве». Автор книги знал, как интересовала писателя личность этого «одного из триумвиров первой эпохи царствования Александра I», деятеля, ставшего для Толстого тридцать с лишним лет назад, как и Долгорукие, персонажем "Войны и мира". Князь Андрей в 1809 г. застает в Петербурге период, когда «осуществлялись и воплощались те неясные либеральные мечтания, с которыми вступил на престол император Александр и которые он стремился осуществить с помощью своих помощников» <...> «Война и мир». Т.2, ч.З, гл.1V). «Особенно обращаю ваше внимание, - писал тогда же Николай Михайлович Толстому, - на эпоху реформ (1801-1805) и на взгляды гр. П.А. Строганова по крестьянскому вопросу, <...> записки, мнения и доклады графа Строганова по освобождению крестьян прямо исторический клад»5. «То, что вы пишете о деятельности Строганова в 1801-1805 годах, очень интересно и важно, -отвечал Толстой. - Я очень буду рад прочесть вашу книгу» (73,292). Поблагодарив автора за полученный первый том книги, Толстой написал, что ожидает «от чтения ее большого удовольствия» (74,93). Высоко оценив в ответном письме от 15 ноября 1903 г. предисловия ко II и III томам, Толстой писал по поводу суждения Строганова о дворянстве и народе: «Все это то же и теперь, только народ стал еще более хорош, а дворянство еще подлее». Более обстоятельно Толстой познакомился с этим сочинением в конце 1905 - начале 1906 года в связи с работой над «Посмертными записками старца Федора Кузьмича». Об этом свидегельствуют записи Д.П. Маковицкого. Тогда по поводу прочтения «Долгоруких» и «Строганова» Толстой написал Николаю Михайловичу: «радовался и благодарил вас. Особенно Строганов неоценен для истории Александра I» (76, 90). Все три тома сочинения «Граф Павел Александрович Строганов» объемом в 400 с лишним страниц каждый доныне хранятся и библиотеке Толстого.

Итогом напряженной работы Николая Михайловича в 1904 г. явилось -также присланное им Толстому - шеститомное издание «Дипломатические сношения России и Франции по донесениям послов Императора Александра и Наполеона (1808 - 1812)». И снова сведения о лицах, «действовавших» на страницах «Войны и мира», не могли не заинтересовать писателя; эти книги объемом от 300 до 800 страниц частично разрезаны, были просмотрены или читаны. Четвертый и пятый тома летом и осенью 1906 г. и до марта 1907 г. находились в кабинете Толстого в пору сбора и чтения материалов для исторического романа, впоследствии оставленного.

Еще одно издание в Яснополянской библиотеке, связанное с личностью Николая Михайловича, - это «Каталог состоящей под высочайшим его императорского величества покровительством историко-художествен-ной выставки русских портретов, устраиваемой в Таврическом дворце, в пользу вдов и сирот павших в бою воинов». Он был напечатан в 1905 г. в 7 брошюрах. Знаток русского исторического портрета, Николай Михайлович был одним из организаторов этой выставки. Возможно, не без его участия каталог был отправлен в Ясную Поляну, тем более что в нем поименовано десять портретов, принадлежащих Толстым, - самого писателя, его родственников и предков. Описание портретов с воспроизведением текстов сохранившихся билетов-ярлыков этой выставки было сделано старейшим научным сотрудником Ясной Поляны Н.П. Пузиным в статьях: «Портреты предков Л.Н. Толстого в Ясной Поляне» и «Живопись и скульптура в доме-музее Л.Н. Толстого»6, Факт участия в выставке яснополянских вещей, как ни странно, не нашел отражения в дневниках или переписке Толстого и его близких, живших тогда в Ясной Поляне. Однако в списке писем, написанных по поручению Толстого в 1904 г., упомянут ответ на письмо Николая Михайловича от 4 июня с просьбой прислать адресату «портреты, писанные русскими художниками и отличающиеся художественными достоинствами», для выставки «в пользу вдов и сирот воинов, погибших на фронте» (75, 267). Ответ был, по-видимому, положительный. В дневнике Т.Л. Сухотиной в записи от 14 октября 1904 г., сделанной в имении Сухотиных «Кочетах», читаем:« На-днях был у нас Дягилев <...>. Приезжал по поручению великого князя Николая Михайловича смотреть портреты для выставки портретов, которая в январе устраивается в Таврическом дворце в пользу солдатских семей <...>. Поехал отсюда в Ясную»7. Сведений о времени и обстоятельствах отправки и возвращения с выставки яснополянских полотен в литературе о Толстом и Ясной Поляне не встречается. В письме Николая Михайловича Толстому от 1 октября 1905 г. из Петербурга о выставке упоминается как о факте, хорошо знакомом обоим: «Письмо ваше я получил только здесь, так как должен был вернуться ввиду закрытия выставки портретов»8.

В письме от 16 мая 1904 г. Николай Михайлович сообщал Толстому еще об одной своей серьезной работе из времен Александра I: «<...> подготовляю роскошное издание портретов и миниатюр лиц той же эпохи, первый выпуск которого должен появиться зимой, и я вам тотчас же пришлю з Ясную Поляну»9. 24 января 1906 г., как свидетельствует Д.П. Мако-вицкий, Толстой «просматривал альбом портретов <...>». В проспекте издания отмечалось, что его цель - «дать сборник изображений русских людей в снимках с портретов и миниатюр, писанных маслом, красками, пастелью и акварелью и находящихся во дворцах, музеях, галереях, преимущественно же в частных собраниях. В распоряжении издателя имеется уже свыше 2000 снимков, заготовленных для настоящего издания». Портреты воспроизводились в технике гелиогравюры и фототипии. Временные рамки определялись 1762 - 1825 годами. В «Русских портретах» Николаем Михайловичем была представлена и собственная коллекция портретов, состоящая главным образом из миниатюр. Их здесь воспроизведено более 170. Каждый портрет сопровождался краткой биографической справкой; эти описания группировались в отдельный выпуск объемом свыше 400 страниц, предшествовавший тому. 28 января 1906 г., отметил Д.П. Маковицкий, - Толстой «вышел к чаю с томом портретов и сказал: «Упиваюсь описанием портретов. Кончил». 11 февраля он показывал портреты и описания А.Б. Гольденвейзеру и дочери Татьяне. По словам Ма-ковицкого, «Любитель русской бытовой старины и истории», «Л.Н. увлекался, возился с этим томом портретов. Вряд ли кому был он так дорог. Пересматривал и перечитывал по много-много раз и рассказывал о многих. Почти всех лиц знал по другим источникам: некоторых, вероятно, и лично или их потомков знал»10. Внимание Толстого, конечно же, могли привлечь и портреты Воронцовых, и полтора десятка портретов Долгоруких, и т.д. Кстати, в первом томе этого издания помещен портрет деда Л.Н. Толстого - Н.С .Волконского (с миниатюры 1806 г., принадлежавшей кн. ААКуракину в Петербурге), в третьем томе воспроизведены яснополянские портреты Е.Д. Волконской, Н.И. Горчакова, И.А. Толстого. 29 января 1906 г. Толстой написал Николаю Михайловичу: «Только что кончил рассматриванье и чтение текстов вашего издания портретов и не могу достаточно благодарить вас за присылку мне этого превосходного издания. <...> Вообще все это издание есть драгоценный материал истории, не только de la petite histoire [истории частной жизни], но настоящей истории того времени. Я испытал это, потому что занят теперь временем с 1780-х до 1820-х годов. <...> Желаю вам продолжать с таким же успехом ваши прекрасные и полезные исследования и ИЗДЕЛИЯ и еще раз благодарю за то, чем я до сих пор из них воспользовался» (76,90). Следующие тома «Русских портретов» присылались в Ясную Поляну вплоть до последнего года жизни Толстого, в дневнике секретаря Л.Н. Толстого В.Ф. Булгакова в записи за 28 апреля 1910 г. среди полученного с почтой названы «портреты старинные, изданные великим князем Николаем Михайловичем, в роскошной папке»11. Речь идет, видимо, о последнем, пятом томе издания, вышедшем в 1909 году.

Ценность издания «Русские портреты» теперь, по прошествии почти столетия, только возросла. Причина этого обоснована еще в предисловии составителя, где Николай Михайлович написал 14 ноября 1904 года: «Цель будет достигнута, если издание даст значительное число портретов русских людей второй половины XVIII и начала XIX столетий, и если этим путем издателю удастся сохранить навсегда изображения, оригиналы которых, быть может, погибнут затем от времени и неблагоприятных условий хранения или бесследно исчезнут, как это часто случается, в составе целых, обширных и ценных фамильных собраний». В действительности, вероятно, многим портретам пришлось разделить эту участь в революционное время.

Одной из стержневых тем в беседе в Гаспре Толстого и Николая Михайловича была легенда о старце Федоре Кузьмиче. Сын писателя С.Л.Толстой об этом сообщал: «Николай Михайлович исследовал все материалы по вопросу о том, кто был Федор Кузьмич <...>, но убедился, что он не был Александром I. Отец был такого же мнения»12. М.С. Сухотин в дневниковой записи за 12 ноября 1901 г. добавляет: «Показывал Николай Михайлович очень интересные записки по этому поводу», т.е. о том, что Александр III верил, что Кузьмич был Александром I. «Но Л.Н. все-таки думает, что это был самозванец»13. Наиболее полные сведения об этой беседе содержат записи Николая Михайловича: «Насчет имп. Ал. I толковали мы много, и Толстой говорил, что давно хотелось ему написать кое-что на тему легенды <...>, хотя эта легенда не подтверждается и, напротив того, много всяких данных против нее, но Толстого интересует душа А. I, столь оригинальная, сложная, двуличная, и он говорит, что если только А. I действительно кончил свою жизнь отшельником, то искупление, вероятно, было полное, и соглашается с Н.К. Шильдером, что фигура вышла бы вполне шекспировская»14. Сюжет «Александр I - Федор Кузьмич» не покидал Толстого в течение 15 лет, начиная с 1890 года. Осенью 1905 г. Толстой начал писать «Посмертные записки старца Федора Кузьмича». Однако 27 декабря того же года была сделана последняя дневниковая запись Толстого, касающаяся этой работы. В августе 1907 г. Николай Михайлович отправил Толстому свою небольшую книжку под названием: «Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Федора Кузьмича». (СПб., 1907.) В ней опровергалась легенда на основании исторических данных. На обложке яснополянского экземпляра сохранилась надпись чернилами: «На добрую память. Н.М. 1907». Благодаря Николая Михайловича за книжку, Толстой отвечал в письме от 2 сентября: «По теперешним временам мне особенно приятна ваша память обо мне. Пускай исторически доказана невозможность соединения личности Александра и Кузьмича, легенда остается во всей своей красоте и истинности. Я начал было писать на эту тему, но едва ли не только кончу, но едва ли удосужусь продолжать. <...> А очень жалею. Прелестный образ» (77,185).

В числе книг, пополнивших библиотеку Ясной Поляны в последние годы жизни писателя, - обширный трехтомный труд Николая Михайловича «Императрица Елизавета Алексеевна, супруга Императора Александра I». (СПб., 1908-1909). «Самый капитальный материал в книге», как сказано в предисловии, составляют полторы тысячи писем императрицы к матери, а также ее письма к другим лицам. Издание иллюстрировано снимками с миниатюр из коллекции Николая Михайловича. Состояние книг свидетельствует о том, что ими пользовались. В первом томе остались неразрезанными лишь 9 страниц, во втором - 35 из 760, третий том почти не разрезан. Сведений о времени поступления этих книг в библиотеку в литературе о Толстом не встречается. По всей вероятности, и они были присланы Николаем Михайловичем, как, видимо, и еще одна его небольшая работа, вышедшая в 1908 г., - «Генерал-адъютанты Императора Александра Первого». Здесь разрезаны первые 9 страниц и список фамилий генерал-адъютантов в конце книжки. В письме от 11 июля 1906 г., возможно, в пору создания этих трудов великого князя, Толстой написал ему: «Рад слышать, что вы продолжаете быть заняты своими историческими трудами, и хотелось бы посоветовать вам держаться мудрого изречения <...>» - далее в письме приведена по-французски любимая Толстым фраза: «делай, что должно, и пусть будет, что будет» (7(5,175-176).

Разнообразные исследования Николая Михаиловича из эпохи Александра I, довольно полно представленные в яснополянской библиотеке Л.Н. Толстого, образовали впоследствии монографию, о которой его младший брат Александр Михайлович так написал в своих воспоминаниях: «Его монументальная биография Императора Александра I, написанная после долгих лет собирания материалов и проверки дат, останется непревзойденной в исторической русской литературе»15.

Обратно*к содержанию книги*Далее


Примечания:

* Ссылки на письма Л.Н. Толстого даны в тексте с обозначением тома и страницы по полному собранию сочинений Л.Н. Тостого ( в 90 томах).


1. В 1993 г. в «Известиях Крымского республиканского музея» (№ 3) в статье М.А. Земляниченко и Н.Н. Калинина «Великий князь у Льва Толстого» предпринята повторная публикация записей Николая Михайловича.

2. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. - М., 1991. С.122.

3. Цит. по кн.: Известия Крымского... музея. № 3. С.13-14.

4. Маковицкий Д.П. У Толстого. 1904-1910. // Лит. наследство. Т.90. Кн.II. - М., 1979. С.28.

5. Лит. наследство. Т.37-38. Кн.II. М., 1939. С.311.

6. Пузин Н.П., Архангельская Т.Н. Вокруг Толстого. - Тула, 1988. С. 85-108.

7. Сухотина-Толстая Т.Л. Дневник. М., 1984. С.434.

8. Переписка Толстого с Н.М. Романовым. С. 321.

9. Там же. С.319.

10. Маковицкий. Кн.И. С.32,33.

11. Булгаков В.Ф. Л.Н.Толстой в последний год жизни. - М., 1989. С.183.

12. Толстой С.Л. Очерки былого. - Тула, 1965. С.223.

13. Сухотин М.С. Толстой в последнее десятилетие своей жизни. //Лит. наследство. Т.69. Кн.П. - М., 1961. С.152.

14. Известия Крымского музея. С.11.

15. Великий князь Александр Михайлович. С. 122.

Обратно*к содержанию книги*Далее


 

Design by Русскiй городовой © Официальный сайт ОИРУ Webmaster