Общество изучения русской усадьбы
Google

WWW
ОИРУ
Адрес общества:
129366 ул. Космонавтов, д.2
Телефон:
(095) 686-1319, добавочный 229, факс: 686-1324,
с пометкой "Для ОИРУ"
E-mail:usadba@archeologia.ru
 
Rambler's Top100
 
  Главная Ссылки Форум Партнеры Персоналии Интернет- собщества: Русская усадьба Архитектурное наследие  
  История ОИРУ Библиотека ОИРУ Календарь событий Экскурсии ОИРУ Сборники ОИРУ Хроника вандализмов Архив новостей  

Библиотека

к содержанию

Источники по истории русской усадебной культуры. РГГУ и О-во изучения русской усадьбы

Ясная поляна., М., 1997

Обратно*к содержанию книги*Далее

Подмосковные усадьбы: источники для каталога

А. И. Фролов

Нет необходимости доказывать целесообразность составления максимально полного каталога русских усадеб и, в частности, усадеб Подмосковья. Такого рода исследование сулит немало интереснейшего материала для историков культуры, архитекторов, искусствоведов, музейных работников, работников сферы туризма.

Между тем ни в масштабах России, ни в масштабах Московской области до последнего времени такая работа не проведена.

Автору настоящего сообщения хорошо известны объем и итоги работы по составлению «Свода памятников истории и культуры РСФСР», осуществлявшейся в конце 1960-х - начале 1980-х гг. Естественно, что одним из объектов этой работы были и усадьбы. К сожалению, в силу многих причин «Свод» так и не подготовлен, не было выпущено, как известно, ни одного сводного тома достопамятно-стей ни по одному из регионов России.

Лучшей работой, являющей собою наиболее полный перечень усадебных объектов Подмосковья, остается выпущенный в 1975 г. каталог "Памятники архитектуры Московской области». Отдавая должное этому ставшему уже реликвией, из-данию, нельзя не остановиться и на некоторых особенностях, несколько снижающих его научную ценность.

Во-первых, составители рассматривали усадьбу преимущественно как истори-ко-архитекгурный объект. В каталог попали, таким образом, усадьбы выдающегося художественного уровня. Во-вторых, верхняя граница создания усадебных комплексов, за которой они уже не рассматривались как не представляющие интереса, - середина XIX в. В-третьих, в каталог включены только относительно хорошо сохранившиеся объекты.

С исторической точки зрения «дворянские гнезда» интересны не только своей архитектурой. Не менее значимы усадьбы для изучения истории культуры, быта, музейного дела, частного коллекционирования.

С этих же позиций неубедительными выглядят вое попытки ограничить рассмотрение феномена русской усадьбы серединой прошлого века. Ясно, что это явление оставалось живым вплоть до 1917 года.

Наконец, отбор усадеб для каталога под углом зрения их сохранности вычеркивает из поля зрения исследователей многие ярчайшие страницы реально существовавшей усадебной истории, что, опять-таки с исторической точки зрения, является досадным упущением.

Сказанное выше представляется принципиальным, поскольку определяет характер работы над каталогом «Подмосковные усадьбы» и, следовательно, выдвигает специфические требования к той источиковой базе, на которой его предполагается построить.

Основной целью каталога является максимально полная фиксация подмосковных при соблюдении комплексного подхода к характеристике каждого объекта. Поставленная задача требует привлечения обширной и разносторонней источниковой базы.

Можно по-разному классифицировать источники для составления каталога подмосковных имений. Среди них определенное место занимают и официальные документы, и отчетные материалы (например, отчеты музеев и научных обществ), и каталоги (музеев, картинных галерей, выставок с указанием предметов, когда-то находившихся в усадьбах), и свидетельства современников, и мемуары. Каждая из названных групп по-своему важна, каждая предстает как бы в новом свете при сопоставлении с другими. Существует необходимость обстоятельно рассмотреть каждую из названных групп, проанализировать значение их информационного потенциала. Такая задача требует масштабного научного исследования, а настоящее краткое сообщение - лишь первое приближение к ее решению.

Уже в самом процессе работы над каталогом стало очевидным, что все источники можно условно разделить на три группы:

1. Источники, содержащие сведения об усадьбах, важные при составлении словника (информация «по горизонтали»). При этом важно зафиксировать названия имений и их координаты.

2. Источники, характеризующие отдельные усадебные комплексы (информация «по вертикали»): описания памятников, коллекций, парков, водоемов, сведения относительно характера использования, категории охраны и т.д.

3. Источники, сочетающие в себе свойства двух первых групп. Поскольку сама идея составления усадебного каталога принадлежит ОИРУ 1920-х гг., и поскольку идея эта в определенной степени была тогда же частично реализована, важным корпусом источников на первоначальных фазах подготовки каталога « Подмосковные усадьбы» стали издания Общества изучения русской усадьбы 1920-х гг.

Как известно, ОИРУ преследовало цель подготовить целую серию каталогов усадеб. Однако удалось выпустить всего один выпуск этого издания - 4 Памятники усадебного искусства. Вып. 1. Московский уезд.» (М.,1928). (Труды картографической комиссии Общества изучения русской усадьбы).

Ценность этой книги в том, что по всем включенным в нее усадьбам в 1926-1928 гг. членами ОИРУ было проведено натурное обследование. Другими словами, это не приблизительный, а фактически точный перечень подмосковных Московского уезда - одного из самых насыщенных усадьбами регионов Московской губернии. Справедливости ради стоит сказать, что, несмотря на широкий охват, в данное научно-справочное издание включены отнюдь не все усадебные комплексы. Как явствует из предисловия, «в настоящей работе описаны только те из них, которые возникли до середины XIX в.»1.

Таким образом, усадьбы, возникшие в Московском уезде во второй половине XIX - начале XX вв. в поле зрения составителей не попали. Это обстоятельство диктует необходимость дополнительного выявления памятников отмеченного времени по другим источникам, например, по таким изданиям, как А.П. Шрамченко «Справочная книжка Московской губернии" (М„ 1890), «Населенью местности Московской губернии на 1912 г> (М., 1912), «Административно-экономический справочник по Московской губернии за 1924 г.» (М., 1924 и др.)

Усилиями членов Картографической комиссии ОИРУ были собраны важные фактические сведения по многим усадьбам Подмосковья. Как правило, в подготовленной ими книге приводятся точные сведения о местоположении усадеб, перечисляются владельцы имений, дается краткое описание архитектурных особенностей сооружений, приводятся ссылки на опубликованные источники и литературу.

Несмотря на провозглашавшийся ОИРУ комплексный подход к усадьбе как к многогранному явлению культуры, каталог 1928 г. содержит преимущественно историко-архитектурную характеристику «дворянских гнезд».

Даже тогда, когда внимание составителей переключается на описание интерьеров господских домов, их интересуют в первую очередь детали архитектурного убранства: изразцовые печи, лепнина, деревянная резьба, росписи стел и потолков и т.п. Другими словами, в текст каталога почти не попали сведения об исторических событиях, связанных с теми или иными усадьбами, а также описания бытовой обстановки, исторических и художественных коллекций. Это побуждает при составлении каталога «Подмосковные усадьбы» привлекать дополнительную информацию из других источников. Большой ценностью при этом обладает, например, публикация И.А. Друганова «Библиотеки ведомственные, общественные и частные и судьба их в советскую эпоху», позволяющая воочию представить себе книжные сокровища многих подмосковных2.

Возвращаясь к изданию «Памятники усадебного искусства», следует отметить, что сведения о собраниях встречаются там лишь эпизодично. Например, зафиксировано, что в начале XIX в. усадьба Горенки «славилась ботаническим садом и оранжереями»3, отмечены оранжереи в Кускове4, Марфине5, «музей-архив» в усадьбе Лукино6, наличие «старой обстановки» в усадьбе Середниково, связанной с именем М.Ю.Лермонтова7.

Несколько больше внимания уделила Картографическая комиссия ОИРУ историческим памятникам на территории усадеб и, в частности, некрополю.

«Остатки старого кладбища» отмечены в усадьбе Акулово8, «каменный крест 1686 г. с надписью» - в Виноградове9, «древние плиты» на кладбище в усадьбе Образцово10, «каменное резное надгробие XVIII века» на могиле отца полководца - В.И. Суворова в усадьбе Рождествено-Суворово11, «остатки надгробных плит» - в усадьбе Ясенево12. Заслуживает внимания указание на то, что в усадьбе Владыкино сохранились «на кладбище надгробные плиты с древними орнаментами. Могилы профессоров Тимирязевской академии и народной артистки М.Н. Ермоловой»13.

Все эти сведения учтены при составлении каталога «Подмосковные усадьбы».

Не секрет, что под воздействием разного рода неблагоприятных факторов в первую очередь страдают и исчезают с лица, земли малые архитектурные формы: скульптурные группы, памятники, монументы, обелиски. Тем ценнее сведения о них, которые содержатся в каталоге усадеб Московского уезда. «Перед домом мраморная статуя Венеры с Амуром» - в усадьбе Братцево14, «в большом английском парке скульптура (Зевс)» - в Измалкове15, «обелиск XVIII в.» в Конькрве-Сергиевском16, «перед домом мраморная колонна 1841 г.» в Кунцеве17, «против дома статуя Дианы» в Кучине18, «в парке поставлен обелиск Лермонтову» в Середникове19.

К сожалению, приходится признать, что в ряде случаев это последние упоминания о данных элементах усадебных комплексов, которые впоследствии уже никогда не фиксировались. Все эти сведения также учитываются при работе над каталогом подмосковных.

Другое издание ОИРУ, без которого также невозможно представить себе составление каталога, - серия путеводителей «Экскурсии в подмосковные» (М., 1924-1928).

Прежде всего заслуживает внимания сам перечень объектов, вошедших в отмеченные путеводители. В выборе усадеб ОИРУ 1920-х гг. «руководствовалось их малой известностью»20.

Другими словами, это оригинальные списки усадеб, составленные членами ОИРУ на основе натурного обследования и под углом комплексного подхода к изучению «дворянских гнезд».

Так, например, в путеводитель 1924 г. включено свыше тридцати подмосковных усадеб, причем некоторые из них до этого времени мало привлекали внимание исследователей (Рождествено, Покровское-Рубцово б. Воскресенского у., Ершово и Кораллово б. Звенигородского у., Лыткари-но б. Московского у. и др.). В общей сложности издания, посвященные летним экскурсиям ОИРУ 1924-1928 гг., позволяют зафиксировать несколько десятков подмосковных усадеб.

Помимо безусловной ценности при составлении словника, серия путеводителей «Экскурсии в подмосковные» дает немало материала и содержательного характера: это указание мест расположения всех памятников («в 2-х верстах от ст. Расторгуево», «в 3-х верстах от ст. Снегири», «в 14 верстах от ст. Щелково» и др.), наличие сведений о владельцах усадеб (выборочно), перечень сохранившихся объектов, сведения относительно характера внутреннего убранства, историко-культурных реликвий и коллекций, перечень публикаций, посвященных той или иной усадьбе. Самая ценная информация - перечень реально существовавших в середине 1920-х гг. памятников усадебной культуры.

Если сведения о владельцах в последующем не раз уточнялись и расширялись, если библиографические списки, посвященные подмосковным, отличавшиеся лапидарностью (увеличение объема путеводителей было сопряжено со значительным ростом расходов на издания) впоследствии нередко существенно дополнялись, то самым скупым сведениям «натурного описания» сегодня поистине нет цены. Так, в усадьбе Рождествено (б. Волоколамский у., ныне Истринский р-н) отмечены деревянный господский дом, деревянные службы, каменные конюшни, церковь 1810 г., английский парк, гроты, подъездная липовая аллея, украшенная мраморными вазами. Для сравнения укажем, что в каталоге «Памятники архитектуры Московской области» зафиксирована только усадебная церковь, т.е. всего остального, чем некогда привлекала к себе эта усадьба, не было и в помине уже в середине 1970-х гг.

Значительную ценность для комплексной историко-культурной характеристики усадеб представляют содержащиеся в путеводителях сведения об убранстве господских домов и некогда хранившихся там произведениях искусства.

С указанной точки зрения заслуживает высокой оценки серия путеводителей, выпущенных по инициативе ОИРУ под редакцией И.И. Лазаревского и В.В. Згуры в 1925 году:

1. Кусково. Останкино.

2. Архангельское. Никольское-Урюпино. Покровское-Стрешнево.

3. Остафьево. Мураново. Абрамцево.

4. Ольгово. Дубровицы.

5. Сергиевский историко-художественный музей.

6. Царицыно. Кузьминки. Суханово. ?

Названные выше издания насыщены богатым фактическим материалом, причем этот материал интересен с нескольких точек зрения. Во-первых, все очерки принадлежат перу известных спецмалистов-усадьбоведов: А.Н. Гречу (Дубровицы, Остафьево), Н.И. Тютчеву (Мураново), Ю.П.Анисимову (Ольгово), В.В Згуре (Кусково), Г.В. Жидкову (Останкино). Во-вторых, все они содержат обстоятельные описания усадебных сооружений, парков и, как это и положено путеводителям, рассказывают о многих предметах усадебного искусства и быта.

Минувшие десятилетия не только не перечеркнули значение данной серии путеводителей, но сделали ее поистине уникальным по своей полноте и универсальности источником для изучения подмосковных усадеб. Достаточно сравнить описания середины 1920-х гг. с нынешним состоянием усадебных ансамблей, интерьеров господских домов, чтобы убедиться в этом. Давно ликвидированы музеи в усадьбах Ольгово, Дубровицы, Ос-тафьево, Никольское -Урюпино, Покровское-Стрешнево, некогда целостные коллекции памятников старины и искусства разошлись в десятки музеев России, многое погублено, искалечено, распродано. Давно разрушены господские дома в Ольгово, Покровском-Стрешневе.

Названная серия позволяет подробно осветить историю каждой усадьбы, воссоздать представления об их былом убранстве и коллекциях.

Важно отметить, что на страницах названной серии даётся объемная, лишенная историко-архитектурной однолинейности, характеристика подмосковных. А.Н. Греч в своем очерке, посвященном Остафьеву, пишет и о напряженной духовной жизни усадьбы, и о ее быте, и о художественных достоинствах архитектурных памятников, и о богатстве некогда хранившейся там коллекции. Важно, что вся информация дается читателю «из первых рук», исходит от человека, многократно бывавшего в шереметев-ском имении и знавшего его обстоятельно и детально.

Автор путеводителя по Остафьеву отмечает, в частности, библиотеку «французских авторов XVIII в. в кожаных, стильных переплетах»21, сочинения по искусству и археологии, отделы путешествий и военных наук, рассказывает о коллекции резных камней (в т.ч. античных мастеров Брауна, Мерчанта, Берга), останавливает внимание на мебели в стиле Людовика XVI (стулья, кресла, банкетки, диваны), бронзе николаевского времени, а также на обстановке кабинета П.А. Вяземского.

Ю.П. Анисимов, рассказывая об усадьбе Ольгово, останавливается на ее истории, дает оценку архитектуре, парку, прудам «Белый воробей», «Черный воробей», «Малиновый воробей», отмечает наличие парома для переезда пруда. Среди коллекций, заслуживавших наибольшего внимания, упоминаются картины, гравюры, фарфор, оружие, мебель, библиотека.

Помимо насыщенных информацией текстов, серия «Подмосковные музеи» замечательна и своими - пусть немногочисленными и не очень высокого качества - иллюстрациями. Данный иконографический ряд сам по себе является очень емким и незаменимым источником для каждого исследователя.

Значительную ценность в процессе составления каталога представляют Сборники Общества изучения русской усадьбы, издававшиеся в 1927- 1928 гг. Как явствует из предисловия к первому бюллетеню, «крайне незначительный размер выпусков заставляет ограничиться вначале лишь краткими публикациями неизвестных художественных памятников и материалов»22.

На страницах названного издания помещены исследования и заметки, посвященные таким подмосковным, как Михалково (1927. - № 1), Архангельское (1927. - № 3), Останкино ((1927. - № 5), Рождествено (1927. - К» 6-7), Пехра-Яковлевское (1928. - № 1), Полтево (1928. -Me 1-6), Таболово (1928. -№ 1-6), Стояново (1928.-Хг 7-8), Марьинка (1928. -№7-8) и др.

Детальное знакомство с информацией, посвященной на страницах сборников ОИРУ подмосковным «дворянским гнездам», показывает, что этот источник содержит сведения более разнообразные, чем «пгубликации неизвестных художественных памятников».

В частности, сборники ОИРУ позволяют уточнить характер использования некоторых усадебных комплексов в конце 1920-х гг. В первом выпуске бюллетеня за 1927 год дана информация о свертывании деятельности музеев-усадеб Ольгово и Покровское-Стрешнево23, а также об организации музея в Царицыне24.

В отдельных случаях Сборники ОИРУ содержат сведения, свидетельствующие о перестройке и разрушении усадебных объектов: «в усадьбе Плесненское, Звенигородского уезда, в настоящее время перестроен под школу деревянный дом XVIII в., выстроенный при владельце усадьбы Щербатове»25, «в усадьбе Бобарыкино, Подольского уезда, весной прошлого (т.е. 1926. -прим. А.Ф.) года разобран каменный дом XVIII в., сохранивший ряд расписных плафонов»26.

Заслуживают внимания при составлении каталога и сведения, содержащиеся в Сборниках ОИРУ относительно усадебных коллекций. Сведений такого рода, правда, совсем мало, но они весьма важны для постепенной реконструкции усадебных собраний памятников искусства и старины.

Из сообщений раздела «Хроника» явствует, что еще летом 1926 г. из усадьбы Кораллово Звенигородского у. производился вывоз античных мраморов в Музей изящных искусств, тем же музеем из усадьбы Ярополец было получено мраморное надгробие Чернышева работы скульптора Триппеля27, из усадьбы Подушкино поступили нидерландские гобелены XVI в. с изображением истории Ноя.

Ценнейший фактический материал о художественных коллекциях усадеб Поречье и Останкино можно обнаружить в заметках Л. Харко «Античные памятники в русской усадьбе Поречье»28 и «Античные памятники в русской усадьбе Останкино»29.

Таким образом, совокупность изданий ОИРУ 1920-х годов дает в руки современного исследователя значительный по объему и ценный по содержанию материал. Названные источники, зафиксировавшие состояние усадеб «по горячим следам» послеоктябрьских событий, сплошь и радом содержат уникальную информацию, помогающую ныне воссоздать усадебную панораму Подмосковья во всей ее полноте, дать всестороннюю характеристику десяткам усадебных комплексов. На первый взгляд информация эта чересчур скупа, однако внимательное обращение с источниками, привлечение их во всей союкупности, служат надежным средством получить уникальный пласт историко-культурной информации, столь необходимой в процессе работы над каталогом «Подмосковные усадьбы».

Обратно*к содержанию книги*Далее


Примечания:

1. Памятники усадебного искусства 1. Московский уезд. М, 1928. С. 3.

2. Друганов И А Библиотеки ведомственные, общественные и частные и судьба их в советскую эпоху, // Советская библиография. Сб. I - III. - 1933; Сб. И. 1934; Сб. III-IV. 1934.

3. Памятники усадебного искусства С. 24.

4. Там же. С. 46.

5. Там же. С. 53.

6. Там же. С. 49.

7. Там же С. 81.

8. Там же. С. 6.

9. Там же. С. 18.

10. Там же. С. 61.

11. Там же. С. 78.

12. Там же. С. 106.

13. Там же. С. 18.

14. Там же. С. 14.

15. Там же. С. 35.

16. Там же. С. 38.

17. Там же. С. 44.

18. Там же. С. 47.

19. Там же. С. 80.

20. Экскурсии в подмосковные. - М, 1924, С. 5.

21. Остафьево. Мураново, Абрамцево. - М., 1925. - С. 26.

22. Сборник ОИРУ. 1927. - № 1. С1.

23. Там же. С. 7.

24. Там же.

25. Там же.

26. Там же

27. Там же.

28. Сборник ОИРУ. - 1927. - № 2. С. 1-15.

29. Сборник ОИРУ. - 1927. - № 3. С. 22-23.

Обратно*к содержанию книги*Далее


 

Design by Русскiй городовой © Официальный сайт ОИРУ Webmaster